Главный врач ЦРБ отвечает на вопросы нелидовцев

Медицина – такая тема, которую исчерпать невозможно. Поэтому мы регулярно возвращаемся к ней на страницах «НИ». Мой собеседник  – главный врач Нелидовской ЦРБ  Л. Н. Терентьева. Людмила Николаевна ответит на вопросы нелидовцев, которые поступили в редакцию по поводу медицинского обслуживания.

Пациенты хотят знать, как попасть на приём к участковому терапевту – в порядке живой очереди, либо предварительно записавшись по телефону в регистратуре или же через электронную очередь?

– Когда несколько лет назад начиналось внедрение программы модернизации лечебных учреждений в регионе, у нас действовала запись к докторам через Интернет – были обустроены соответствующие автоматизированные рабочие места. Однако спустя какое-то время практически повсеместно по районам от этого отказались в силу разных причин, но в первую очередь потому, что необходимо было обновлять программу, а это стоит дорого. Сейчас больницы подключают к Интернету, и мы надеемся, что данная программа будет возобновлена и единая медицинская информационная система Тверской области будет работать.

Если пациент хочет попасть на приём к терапевту, ему нужно либо записаться по телефону в регистратуре, либо прийти и занять очередь. Если человек уже пришёл и сидит в очереди – его обязательно примут. Наши участковые доктора ведут приём с 8 утра и до вечера. Нехватка кадров в этом звене ощущается очень сильно, однако мы делаем всё возможное, чтобы удовлетворить потребности населения. Так, приём на участках в ЦРБ ведут и врачи общей практики, их всего у нас шесть, и каждый день кто-то один из этих докторов ведёт приём в ЦРБ вместо своего офиса врача общей практики.

Что касается приёма узкими специалистами, люди часто возмущаются, что приходится ждать от двух недель до месяца, пока тебя примет, скажем, отоларинголог или кардиолог.

– Действительно, узкие специалисты не могут принять всех желающих прямо в день обращения. Ведь в нашу ЦРБ, кроме нелидовцев, обращаются пациенты из Бельского, Торопецкого, Жарковского, Оленинского и других районов. Отоларинголог у нас работает на четверть ставки – Татьяна Ивановна Долгашова. Она же – заместитель главного врача по поликлинической работе. Нагрузка просто огромная, так что Татьяна Ивановна приходит и по субботам – в свой выходной, чтобы принять всех больных.

Что касается кардиолога, невролога, других высококвалифицированных узких специалистов, к ним на приём нужно обращаться не по желанию, а по итогам, скажем, пройденной диспансеризации или по направлению участкового терапевта. Это общемировая практика. Я имею в виду бесплатную медицину. Просто так – хочу и всё – не получится. В Нелидове есть сосудистый центр, но это вовсе не значит, что туда можно прийти, лечь и полечиться для профилактики. Здесь спасают жизни людям, у которых случился инфаркт или инсульт, или у человека предынфарктное или предынсультное состояние. Это центр экстренной помощи. Знаю, что есть люди, которые возмущаются таким положением дел, спрашивают – а как к вам попасть в стационар сосудистого центра? Ещё раз подчёркиваю – туда попадают люди, с которыми случилась беда. Для плановой госпитализации существует терапевтическое отделение, которое расположено в этом же здании, что и сосудистый центр. Там проведён такой же капремонт, работают квалифицированные специалисты, а для диагностики и лечения используется вся медицинская аппаратура сосудистого центра, в т. ч. компьютерный томограф.

Теперь о профилактике. Для того и существует диспансеризация, чтобы вовремя выявить и начать лечить заболевания. Диспансеризация идёт в ЦРБ постоянно – обследуются люди определённого года рождения, у каждого – свой срок для её прохождения. И тут тоже случается недопонимание между пациентами и специалистами лечебного учреждения. У людей возникает много вопросов – почему мне не назначили такие-то виды исследований? Почему не взяли вот эти анализы? Некоторые заявляют – я хочу вот эти исследования и вот эти анализы. Давайте расставим точки над i.

– И в этом вопросе мы руководствуемся не хотением пациента, а чёткими рекомендациями Минздрава РФ для проведения диспансеризации. На первом этапе человек проходит нескольких специалистов и необходимые обследования, а если у специалиста возникают сомнения или подозрения на какое-либо заболевание, то пациента направляют на дальнейшее обследование – это уже второй этап диспансеризации. Он требуется не всем, а только по показаниям после первого этапа.

Снова поговорим о кадровой проблеме. Что-то меняется? Как выглядит наш района на фоне других муниципалитетов?

– Вопрос кадрового обеспечения Нелидовской ЦРБ мы поднимали неоднократно. Можно возмущаться, негодовать, недоумевать по этому поводу, но давайте честно смотреть в глаза действительности. Много ли выпускников медакадемии или других учебных заведений, отучившихся по направлению от ЦРБ, возвращаются на положенные три года отработки? Спешат ли они к постели больного? Новоиспечённые доктора используют все способы, чтобы «откосить» от этой обязаловки. Хотя изначально были согласны на предлагаемые условия – лишь бы получить заветное направление. Это некрасиво, нечестно, даже в какой-то мере подло. Но это факт. И никакие коврижки не заставят их вернуться. Просто потому, что человек ищет где лучше, выгоднее, удобнее, комфортнее. Чувствуете лексикон? Что лучше для себя. А как же долг, ответственность, профессиональная этика, нужды пациентов где-то там, в глубинке? Эти понятия немодные теперь. Предвижу, что найдётся много желающих поспорить. Да, своим детям мы все хотим лучшей доли. И те же люди, кто возмущается отсутствием специалистов в местной ЦРБ, своим детям и внукам советуют устраиваться в больших городах. Не потому что Нелидово – какой-то особенный аутсайдер (в соседних районах ситуация с медицинскими кадрами в разы хуже), а потому, что практически вся молодёжь сегодня ищет путей уехать в столицу или хотя бы в областной центр – там возможностей больше. В малых городах почти повсеместно такая картина. Вот и несут бессменную вахту доктора-пенсионеры или близкие к ним по возрасту. День–ночь и снова день. Недавно по одному из центральных каналов прошёл сюжет о том, как акушер-гинеколог умерла после 36-часовой смены. К сожалению, это не единичный случай…

Временной фактор тоже нельзя сбрасывать со счетов в кадровом вопросе. После окончания медицинского вуза молодой специалист станет узкопрофильным квалифицированным доктором только через пять лет. Поэтому необходимо «закрывать амбразуры» нехватки кадров ЕЖЕГОДНО, чтобы иметь в запасе эти 5 лет.

Однако несмотря на все трудности больница должна работать. Пациент ведь приходит сюда не за тем, чтобы ему рассказывали, как сложно работается врачам, а чтобы ему помогли.

Хочу отметить, что за последние шесть лет удалось привлечь в ЦРБ 29 специалистов. Да, не все они остались здесь, но всё же это немало (если учесть, что с 2005-го по 2011-й пришло всего два новых специалиста). Нелидовская ЦРБ находится на третьем месте по уровню обеспечения кадрами в Тверской области. На первом месте – Тверь, на втором – Пеновский район с населением около пяти тысяч человек.

Давайте ещё раз обозначим для читателей разницу между скорой и неотложной помощью, поскольку в редакцию обращались люди с жалобами на слишком долгое, по их мнению, время ожидания кареты «Скорой помощи».

– «Скорая помощь» должна прибыть на место в течение 20 минут с момента вызова, если речь идёт о городской черте. Бригада «Скорой помощи» выезжает на вызов в случае, если существует угроза жизни больного. Поэтому, когда человек звонит по 03, диспетчер задаёт вопросы с целью выяснить степень этой угрозы. Инфаркт, инсульт, кровотечения, роды – всё это поводы для вызова «Скорой». Существует ещё неотложная помощь; время прибытия бригады неотложки определено в нормативных документах – до 12 часов с момента поступления вызова. К сожалению, в нашей практике нередки случаи, когда пожилые люди вызывают «Скорую» даже в случае лёгкого недомогания. Старикам хочется поговорить, пообщаться, почувствовать заботу, чтобы им померили давление, успокоили. Это, несомненно, важно, но при нашей нехватке и машин, и бригад «Скорой помощи» подобные вызовы могут стоить жизни людям, чьё состояние действительно критическое. Я стараюсь говорить на эту тему осторожно, так как не хочу никого обидеть. И потом, своя рубашка ближе к телу – это понятно. Просто такие случае в практике не единичны, их много.

По губернаторской программе в Нелидовском районе устанавливают ФАПы – фельдшер-ско-акушерские пункты – в деревне Каменка и в деревне Большое Фёдоровское. Расскажите, как идут работы.

– Это очень своевременная и нужная программа, поскольку подавляющее большинство ФАПов на селе, и это касается не только нашего района, устарели – и морально, и материально. Наличие современного пункта оказания первичной медицинской помощи в сельской местности – очень важный социальный фактор. Ни для кого не секрет, что проблема опустения деревень стоит сегодня остро, как никогда. В то же время в тех местах, где есть необходимая инфраструктура, созданы нормальные условия для жизни, ситуация понемногу меняется. Наши новые ФАПы – это современные модульные конструкции с автономным отоплением, уютные, тёплые, удобные. В них предусмотрена жилая зона для фельдшера. Очень надеюсь, что жители по достоинству оценят все преимущества таких модульных ФАПов. Правда, уже есть и жалобы. Так, жители деревни Вышегоры недовольны тем, что их ФАП закроют после ввода в эксплуатацию нового в Каменке. Выбор сделан в пользу населённого пункта с наибольшим количеством проживающих.

Ещё раз хочу подчеркнуть, что как руководство ЦРБ, так и все специалисты лечебного учреждения всегда открыты для диалога с гражданами, даже при огромной загруженности. Обращайтесь, мы готовы помочь.

Материал подготовила
Диана КОЧЕТКОВА

image_print

Рубрика СМИ о нас.